Connect with us

Грозев о возможных отравителях Навального: Они путешествовали группой

В мире

Грозев о возможных отравителях Навального: Они путешествовали группой

14 декабря Алексей Навальный опубликовал видео «Я знаю всех, кто пытался меня убить» — и назвал в нем имена сотрудников ФСБ, стоящих за его отравлением 20 августа 2020 года в Томске.

Но нашел этих людей «главный и очень крутой расследователь Кристо Грозев из Болгарии», говорит политик в своем ролике, а команда ФБК подключилась к работе, когда Грозев позвонил Навальному со словами: «Знаешь, похоже, мы нашли тех людей, которые пытались тебя убить». Спецкор «Медузы» Лилия Яппарова поговорила с основным автором расследования, журналистом Bellingcat Христо Грозевым о том, как удалось найти «засекреченную и совершенно отдельную» группу внутри ФСБ, почему он уверен в том, что она причастна к отравлению Навального, и будет ли продолжение у этой истории, передает meduza.io

«Найти оптимальную дозу в полевых условиях очень сложно»

Согласно расследованию, команда из восьми сотрудников ФСБ последние три года постоянно «сопровождает» Алексея Навального почти во всех его поездках. 

«Мы не до конца убеждены, что они все это время пытались его отравить. По одной из гипотез, руководство ФСБ дало [группе из восьми своих сотрудников] приказ быть готовыми к спецоперации [в любой момент] и ждать политического решения, приказа сверху. Поэтому они должны были все время быть рядом [с Навальным] — на случай, если придется все-таки его устранить», — отметил Грозев. 

По другой версии, они действительно совершили много неудачных попыток. Не так-то просто отравить человека «Новичком». Дело в том, что с таким нервно-паралитическим ядом самое сложное — это дозировка. В лабораторных условиях достаточно легко найти дозу, которая обеспечит летальный исход, но не оставит следов и не создаст опасности для самого отравителя.

Но, как мы выяснили после консультаций с ведущими специалистами по химическому оружию, если ты применяешь, например, только 85% смертельной дозы, то жертва может и вовсе не узнать, что ее пытались ликвидировать: настолько человеческий организм способен бороться с действием яда.

Поэтому найти «оптимальную» дозу в полевых условиях — очень сложно. И я не исключаю, что оперативники пробовали [сделать это] несколько раз. Сам Алексей [Навальный] вспомнил, как во время перелета в 2019 году испытал недомогание, схожее с симптомами от нелетальной дозы; то, что случилось с Юлией Навальной летом 2020 года. А вот в Томске к нему применили уже именно смертельную дозу — и выжил он только потому, что самолет сел намного раньше, чем ожидалось, и ему сразу ввели атропин.

«Неужели три года у целой команды оперативников ФСБ «в разработке» был только один человек?», — поинтересовался журналист. 

«У них точно были и другие цели. В своих поездках они часто оказывались далеко от Навального: летали в Грозный, в Минеральные Воды, в Дагестан и Северную Осетию — то есть в места, где есть сепаратистские движения, боевики. И в города вроде Омска или Барнаула — мы пока не понимаем, чем они там занимались.

Даже в этом году, уже после отравления Навального, группа продолжила работать: те же перелеты в Грозный, во Владикавказ. Эти же люди могут быть ответственны и за отравления других оппозиционеров — именно об этом будет мое следующее расследование», — подчеркнул специалист.

«Любой суд приговорит этих людей»

«Расследование по большей части посвящено засекреченной группе сотрудников ФСБ, которые получили подготовку в области военной медицины и отравляющих веществ и действительно плотно следили за Навальным. Но факт того, что эти люди применили против него яд, в тексте не доказан. Вы обсуждали это перед публикацией?», — спросил журналист.

«Мы внутри команды [Bellingcat] очень много спорили, достаточно ли у нас фактуры, чтобы выйти с такой гипотезой. Редакторы текста заняли, может быть, даже слишком консервативную позицию, но я с ней согласился — и заголовок у нашего текста сейчас сообщает только, что «группа, которая занимается ядами, связана с отравлением Навального».

То есть, мы убеждены, что эта группа эфэсбэшников имеет отношение к химоружию — мы считаем, что это доказано. Нет никакого невинного объяснения тому, что люди, которые летают под фальшивыми паспортами и имеют квалификацию медиков и специалистов по химоружию, накануне отравления Навального созванивались по защищенной связи со специалистами по «Новичку», а сразу после неудавшейся попытки — со специалистами по масс-спектрометрии. Любой суд приговорит этих людей.

Но единственное, что мы можем утверждать по поводу событий в Томске, это то, что эта группа сотрудников ФСБ была в день покушения рядом с Навальным — как и 37 раз до этого, в предыдущих его поездках. Решать, пытались они его убить или нет, мы оставляем читателю», — говорит Грозев. 

Он отметил, что расследование было продолжением текста о том, как «Новичок» используют в ГРУ. Тогда впервые был назван и [разрабатывающий технологии применения этого яда научный центр] «Сигнал», и специалисты — преимущественно из «Сигнала» — которые раньше служили в 33 [ЦНИИИ МО РФ] или 27 научном центре Минобороны, где занимались химоружием и антидотами к нему. И мы поняли, что в пиковые моменты — накануне отравлений «Новичком» — гэрэушники звонят [за консультацией] именно этим ученым.

Поэтому решили проверить, не общаются ли эти же ученые и с эфэсбэшниками. А самой свежей историей с отравлением была попытка убить Навального. Изучая биллинги ученых, я увидел телефонные переговоры между сотрудниками «Сигнала» и людьми, которые в [приложении] GetContact были записаны как «Станислав ФСБ» или «Владимир ФСБ».

«В 70% случаев мы все-таки находим прямое упоминание в GetContact или другой [слитой на российский черный рынок данных] базе, что люди связаны со спецслужбами. Есть и более мелкие улики: например, в базах типа Larix у сотрудников спецслужб место предыдущей работы либо вовсе не указано, либо меняется каждый год: с госпредприятия на госпредприятие. У многих указан долгий период службы в части, у сотрудников ФСБ это обычно пограничная часть.

К тому моменту уже были биллинги [руководителя центра «Сигнал» Артура] Жирова. Но он общался с какими-то странными эфэсбэшниками — один, например, был записан в GetContact как «Алексей Подлипки ФСБ». Мне это было вообще не понятно: Подлипки — это же просто район [подмосковного] Королева. И в открытых источниках ничего нет об «ФСБ в Подлипках» — просто ничего, ноль. Я несколько дней потратил на это.

Но в какой-то момент я увидел в биллингах всплеск телефонных переговоров — такой пик общения между эфэсбэшниками и «Сигналом», который пришелся на 6 июля 2020 года. Я ничего не мог найти в открытых источниках на это число. Поэтому я позвонил Навальному и спросил: «У вас вообще 6 июля что-нибудь случилось?» Ответ был: «В этот день моя жена чуть не умерла. В Калининграде». Это был первый момент, когда я понял, что мы, кажется, что-то нашли», — отмечает эксперт.

Он рассказал, что связался с Навальным месяц назад. 

«А потом я начал искать эти таинственные Подлипки. Мы тогда уже получили телефонные данные на нескольких эфэсбэшников, которые плотно общались с учеными из «Сигнала». Из биллингов мы поняли, что эти люди часто совершают звонки из двух мест: НИИ-2 ФСБ на [улице] Академика Варги [в Москве] — и с другой площадки, которая находится рядом с санаторием «Подлипки». Первая моя мысль была, что они реально работают в самом этом страшном санатории — он выглядит как отель в «Сиянии» с [Джеком] Николсоном.

Но когда мы начали искать через Wikimapia, то увидели, что там совсем рядом [с санаторием], на границе с Королевым и Мытищами, есть закрытая и огороженная территория ФСБ, про которую вообще ничего не известно. И это оказались те самые «Подлипки», которые впервые проявились в именах из GetContact.

Раньше, как писали комментаторы на [сервисе] Wikimapia, это была база для каких-то ракетных разработок КГБ. Сейчас, скорее всего, это просто центр для неофициальной работы — вторая часть лаборатории ядов на Академика Варги. В старых публикациях я увидел, что сам [живущий в США бывший генерал-майор КГБ] Олег Калугин называл именно улицу Академика Варги тем адресом, по которому во время СССР в секретной лаборатории производились все яды для [устранения] диссидентов», — добавил эксперт. 

Эксперт рассказал, как происходит поиск.

Мы все купленные биллинги загружаем просто в базу MySQL — и потом по ней уже можно делать конкретный запрос. Узнать, например, какой номер чаще всего созванивается с другим.

Здесь важно искать исключения. Всплеск звонков, в котором вдруг появляются новые номера — это уже что-то. Например, в одном таком «пике» мы увидели номер [главы Центра специальной техники ФСБ генерал-майора Владимира] Богданова, их большого шефа, который вообще редко появлялся в звонках — и мы проверили, кому он позвонил сразу после. И оказалось, что он звонил в «Сигнал». А потом еще двое участников этих переговоров звонят в «Сигнал». И мы понимаем, что этот всплеск должен быть как-то связан с «Новичком».

Но я никогда не забуду одну смешную историю: однажды я подключил к анализу данных по гэрэушному расследованию внешних людей — русскоязычных, но не русских. И они мне в итоге говорят: «Мы нашли самый большой всплеск! Там все, все известные нам личности одновременно общались друг с другом!» Я смотрю — а это 23 февраля. К сожалению, пришлось им объяснять, что они ничего не нашли», — добавил Грозев. 

Он рассказал, что в биллингах в данных на каждый звонок или подключение к интернету указана еще и базовая станция [сотового оператора], к которой телефон в этот момент был привязан. Если человек часто бывает в одном и том же районе, то он, скорее всего, подключался сразу к нескольким базовым станциям: например, одна из-за непогоды начала работать похуже — и мобильник просто перебросило на другую.

И если ты находишь в биллингах две, лучше три разных базовых станции, к которым говорящий подключался, то ты решаешь упражнение чисто из школьного курса — вычисляешь триангуляцию.  

«Мы поняли, что они всегда путешествуют группой»

«Мы начали проверять [в слитых базах] перелеты всех этих людей — и увидели, что в 2017 году они практически на 90% совпадают с путешествиями Навального.

К тому моменту, когда мы начали смотреть перелеты, некоторые нужные люди уже всплыли в биллингах — и у нас уже была рабочая гипотеза. Например, [военный врач и оперативник ФСБ] Алексей Александров — он же по службе пользовался псевдонимом «Фролов» — впервые появился именно в детализациях звонков: с ним связывался [руководитель группы отравителей полковник Станислав] Макшаков, чей номер, в свою очередь, мы нашли в биллингах Артура Жирова — того самого ученого из «Сигнала», с которого начались наши поиски. Все трое плотно созванивались 6 июля, когда Юлии Навальной стало плохо в Калининграде.

Тогда же я проверил перелеты Александрова — и увидел, что в 2014-2016 году он очень часто летал с некими Кривощековым, Кудрявцевым, Осиповым. Но в списках пассажиров, которые в одни дни с Навальным летали в Новосибирск и Томск, мы таких людей сначала не нашли.

Зато вдруг нашли некоего «Фролова», который летал буквально вслед за Навальным — с отставанием в сутки. И я, некоторое время посидев над данным, понял, что у «Алексея Фролова» и уже обнаруженного нами Алексея Александрова — одно имя и дата рождения; в российских спецслужбах очень многие альтер эго придумываются таким образом. В базах ИНН я «Фролова» не нашел. И стало понятно, что это просто фальшивая личность, принадлежащая Александрову», — добавил эксперт. 

«Откуда в ФСБ буквально за считанные минуты, как сказано у вас в расследовании, узнают о том, какие билеты бронирует Навальный?», — поинтересовался журналист. 

«Судя по данным биллингов, они очень часто общаются с представителями ФСБ в аэропортах. Это сотрудники управления «Т» ФСБ — у них есть доступ прямо к системе бронирования [билетов]», — отметил эксперт. 

«Первое, что я проверяю — есть ли такой человек вообще»

«Есть группы, которые создаются под проект. И группе отравителей, пусть в ФСБ они работают уже давно, фальшивые личности создали только под проект, направленный против Навального. И свою фальшивую личность они использовали только для перелетов. Дополнительно для них выпустили разве что кредитку и водительское удостоверение. Таких достаточно легко обнаружить — летать они летают, а ИНН или даже [упоминаний в базе] «Роспаспорта» у них нет.

Надо иметь в виду, что это очень засекреченная группа ФСБ — совершенно отдельная. Можно предположить, что им пришлось бы подключить слишком много коллег, чтобы полноценно запастись документами прикрытия — а это же тоже риск утечки», — добавил специалист.  

«Биллинги, данные о перелетах — сколько это стоило? На примере вашего последнего текста?», — спросил журналист.

«Много стоило. Точную сумму называть не буду, потому что жена меня убьет. «Новичком», — отметил эксперт. 

По данным журналиста, стоимость расследования может доходить до миллиона рублей. 

«Bellingcat ни цента не дает на приобретение таких данных. Bellingcat — это фонд, который вообще очень ограничен в возможностях тратить. Так что это мои личные средства», — заявил Грозев. 

Он рассказал, что идентифицировали 15 человек, а назвали только тех восьмерых, для деятельности которых не  найти никакого невинного объяснения,  именно они занимались Навальным. 

В расследовании упоминается, что на задании в Томске оперативники своими личными мобильными старались все-таки не пользоваться — и только один Александров включил смартфон. 

«Александров допустил, конечно, красивую ошибку, потому что она доказывает существование кармы: думаю, что сейчас Александров — врач, ставший убийцей — сильно не любим внутри ФСБ.

По WhatsApp они тоже общаются — в детализациях некоторых операторов указан IP-канал связи, который показывает порты, используемые под определенные мессенджеры — что тоже забавно, потому что это американская компания. Общаются и по защищенной связи. Видимо, по незащищенной созваниваются только для не конфиденциальных разговоров — считают, вероятно, что достаточно защитить содержание беседы.

Представьте: вы находитесь там, на задании, и вам срочно нужно позвонить кому-то из коллег, но вы не забили его номер в одноразовый телефон, специально заведенный для поездки в Томск. Вы включаете на секунду свой основной мобильник, чтобы подсмотреть нужный номер — и сразу же, как загорается экран, торопитесь отключить на нем сотовую связь. Но делаете это просто недостаточно быстро — и телефон за эти полсекунды успевает подключиться к станции связи. Но в своем сознании вы этот факт полностью игнорируете, потому что думаете, что все-таки успели.

Каждая грамотная идея, которая у них была, включала в себя неграмотное исполнение. Например, однажды в ФСБ придумали какой-то алгоритм, который просто подсовывал нам вместо сотрудников спецслужбы, которых мы пытались найти, фотографии других присутствующих в «Роспаспорте» людей — очень похожих. По сути дела они изобрели способ отравлять всю систему подставными фотографиями. Это хорошая идея! Но в этом алгоритме забыли поставить фильтр по полу — и однажды мы искали сотрудника ГРУ, а нам показали фотографию женщины. Хорошая идея — плохое исполнение», — отметил эксперт. 

meduza.io

Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =

More in В мире

To Top